Журнал Полимерные трубы - История

История водоотведения Санкт-Петербурга

 

                                                                                                                   Татьяна Якушева-Соренсен

«Многие государственные вопросы были решены медленнее и хуже, вследствие того, что их приходилось решать людям хилым, больным, с ослабленным телом и духом. Не малыя суммы народных денег и не один раз затрачивались не производительно, потому что руководители всей политической и экономической деятельности государства вынуждены жить в антисанитарных условиях Санкт-Петербурга».

                        Из доклада профессора В.Е.Тимонова 8 декабря 1908 г. в Высочайше   утвержденном Русском Обществе Охранения Народного Здравия.

Настоящий цикл статей посвящен истории водоотведения Санкт-Петербурга и Государственного Эрмитажа, включая вопросы осушения территории, дренирования и защиты зданий от наводнений, и написан на основе многолетнего архивного поиска, анализа архивных документов, касающегося вопроса об исторических системах канализации Государственного Эрмитажа и, в связи с этим, центральной части Санкт-Петербурга, а также раскопок на территории Эрмитажа в ходе проводимых реконструкционных работ систем водоотведения и водоснабжения. Были также использованы исторические книги и статьи по канализации Санкт-Петербурга, учебники XIX и начала XX века, а также многочисленные архивные материалы, не публиковавшиеся ранее.

Реконструкция в городе, к сожалению, часто ведется без сверки с историческими документами (ведь искать их нужно в разрозненных исторических архивах). Хотя под петербургской землей существует целый город! Со своей историей, реками и каналами, заключенными много десятилетий назад в трубы, с погребенными под землей инженерными сооружениями. К сожалению, объем информации по истории вопросов водоотведения в Санкт-Петербурге достаточно скуден и не изучен.

 

Водоотведение Санкт-Петербурга к 70-м годам XIX века

«Очищение городское (Assinissement des villes) имеет смысл весьма значительный; к нему относится: удаление нечистот, осушение грунта, очищение воздуха. Предмет этот до сих пор еще не входил особым отделом в строительное искусство, но составляет один из самых жизненных вопросов, от решения которого зависит благосостояние больших центров населения... Моральное состояние человека весьма много зависит от материального его быта, от условий физических, которыми окружен он в жизни». Из статьи А.Васильева, 1862 г.

Само положение Санкт-Петербурга в заболоченной сырой местности с низкими берегами, множеством рек и болот, с самого его основания определило строительство каналов. Эти каналы играли осушительную роль; земля, вынутая из каналов, помогала поднимать территорию, и эти же каналы служили для отвода атмосферных вод с территории города, т.е. можно констатировать, что в Санкт-Петербурге, в отличие от многих европейских городов, сеть водоотведения развивалась с момента основания города.

Застройка центральной части города велась по плану, и это определило систему дренирования городской территории. Каналы соединяли реки и протоки, размеры каналов были значительные – более трех метров в ширину и глубиной 3-4 м. Они шли перпендикулярно и параллельно Неве и имели сток в близлежащие реки и протоки, русла которых прорывались и углублялись, многие русла рек выпрямлялись, как например, у Екатерининского (Грибоедова) канала, прорытого на месте речки Кривуши. «Вообще здешние каналы прорезают местность почти ровную и имеют мало падения» [1].

При строительстве столицы одновременно создавалась также и сеть водоотводных, укрепленных досками, канав, прорытых вдоль улиц. Высокий уровень грунтовых вод способствовал длительному сохранению древесины. В отдельных местах для стока воды прокладывались и трубопроводы, преимущественно деревянные. По некоторым сведениям уже при Петре I строились подземные трубопроводы. Собранные воды отводились в реки и каналы, пересекающие городскую территорию. За время существования Санкт-Петербурга его гидрографическая сеть претерпела значительные изменения. Многие из ранее прорытых каналов были заключены в деревянные или каменные трубы.

Указом Екатерины II в 1770 году на главных улицах столицы было узаконено строительство подземных каналов для отвода дождевых вод. Генералу Бауеру было поручено «провести на главных улицах канавы, глубиною в 4 фута (1,22 м) и шириною в 3 фута (0,91 м), и укрепить их плитными и кирпичными стенками, дав покат к Неве или к каналам». Под его руководством с 1770 года проводились работы в центре города – Адмиралтейской части. «Улицы были сперва вырыты, а потом проведены каменным сводом каналы в три фута (0,9 м) ширины и четыре (1,2 м) – высоты, покатые немного к Неве и покрытые сверху мостовой около двух футов (0,6 м) вышины. В некоторых местах в мостовой сделаны отверстия, покрытые железными решетками, через которые вода стекает с улиц прямо в Неву... При впадении сих каналов имеются узкие решетки для задержания грязи. Помощью сего изряднаго учреждения возвысились улицы, и ныне очищающие гораздо скорее от дождевой и снежной воды» [2]. Эти каменные каналы чистили раз в два года.

Подземные каналы не наносились на планы строений, и поэтому о местонахождении их и конструкциях можно судить только по описаниям. При проведении раскопок в 1994 году на территории Эрмитажа был раскрыт один из старейших каналов города, проходящий по внутреннему двору, а затем под подвалом Зимнего дворца, для отведения вод в Неву. Канал сводчатый, отличался великолепной кладкой, сохранившей полную непроницаемость. Были идентифицированы кирпичи кладки фундамента здания и канала, что позволило определить время его строительства – середина XVIII века, архитектор Б.Растрелли (рис.1).Другой канал этого же времени в Зимнем дворце можно видеть на рис.2 

рис 1 и 2

 О водоотведении того времени можно судить по книге академика И.Георги «Описание Российского столичнаго города Санкт-Петербурга», изданной в 1794 году. В ней он отмечает, что важным событием в благоустройстве центральных улиц города была прокладка вместо открытых водоотводных канав подземных каналов.

В XVIII и первой половине XIX века подземные трубопроводы строили бессистемно, иногда с недостаточным уклоном, что затрудняло сток воды, а во время сильных дождей приводило к затоплению улиц. Сведения о подземных магистралях постепенно утрачивались, и часто при затоплении зданий в центральной части города было трудно установить причины затоплений. Разрушаясь, эти трубы уже в XIX веке были, кроме того, одной из причин затопления подвалов зданий. Часто вновь проложенные трубы оказывались ниже труб, отводящих воду в Неву.

В 1823 году правительство обратило пристальное внимание на неудовлетворительное состояние мостовых Петербурга и, в связи с этим, на системы водостоков для удаления дождевых вод. Генерал-майор Базен представил бывшему военному генерал-губернатору графу Милорадовичу предложения по переустройству улиц. В течение последующих 27 лет было предложено более 15 проектов, включая предложения по созданию акционерных обществ для переустройства и содержания мостовых и водостоков. Но экономическая проблема решения вопроса состояла в том, что существовала «натуральная повинность по содержанию мостовых и труб каждым домовладельцем» [3], так называемая «мостовая повинность». «Прочистка и поддержание сточных городских труб лежало на обязанности 1 округа путей сообщения, для чего думою отпускалась ежегодно известная сумма (от 20 до 25 тыс. в год). Постоянное же наблюдение за их чистотою, а также за боковыми ветвями ... лежало на полиции и домовладельцах. Отсутствие единства наблюдения и ответственности ... было причиной неуспеха... Засорение труб было постоянным... Следствием того было затопление подвалов по целым кварталам» [3]. Все это создавало неразбериху и неудобства и не позволяло экономически решить вопросы переустройства мостовых и водоотводов в целом. Постоянно дискутировался вопрос о передаче этих функций городу или частным компаниям и акционерным обществам.

В 1851 году Николай I учредил «особый по сему предмету комитет под председательством Санкт-Петербургского военного генерал-губернатора, назначив туда членами: гражданского губернатора, обер-полицейместера, одного инженерного генерала от военного ведомства, одного инженерного генерала корпуса инженеров путей сообщения, одного члена от министерства внутренних дел, губернского предводителя дворянства Санкт-Петербургской губернии, уездного предводителя дворянства Санкт-Петербургского уезда, трех лиц из обывателей столицы по назначению Санкт-Петербургского военного генерал-губернатора и городского головы». Можно видеть, какое большое значение придавалось этому вопросу, но он так и оставался нерешенным еще 10 лет, хотя в комитет поступало множество проектов и предложений. Все это время делались многочисленные пробные участки в центре города для нахождения лучшего решения для мощения и водоотведения. Так, на Конногвардейском бульваре в 1843 году был построен крупный водосток из кирпича, имевший высоту 3,78 м и ширину 3,6 м.

В 1856 году был учрежден особый комитет о мостовых. В 1857 году главное управление путей сообщения пришло к выводу, что все «доселе испытанные способы мощений оказались неудовлетворительными из-за недостатка надлежащих мер к устранению в здешнем грунте сырости» [1]. И был предложен новый способ мощения булыжных мостовых с изменением улиц на «выпуклый профиль с лотками у тротуаров для приема воды, с устройством по середине улицы каменной подземной трубы и рукавов для спуска воды из лотков через особо проектированные водоочистительные колодцы в подземную трубу, а для осушения грунта употребить дренажную систему» [1]. Очистка центральной трубы осуществлялась через отверстия, прикрытые чугунными досками, чтобы не взламывать покрытие. Первый пробный участок протяженностью 150 м был сделан на Гороховой улице, но был признан неудачным из-за неправильного расположения дренажных труб, уложенных поперек улицы, «отчего размягчается основание под мостовою» [1]. Рекомендовалось укладывать дренажные трубы вдоль улиц, по обочинам. Это было сделано на участке Каменноостровского шоссе осенью 1860 г.(рис.3). Весною 1861 года при таянии снега нигде в округе не было застоя воды, и этот эксперимент был признан удачным.

рис 4, 5, 6

 В 1859 г. был утвержден «правительственный чертеж для нового устройства улиц Петербурга, пользуясь опытом первого участка Гороховой улицы. На этом чертеже изображен выпуклый профиль в двух видах: первый – с устройством одних каменных подземных труб вдоль оси улиц и боковых рукавов с колодцами; второй – с прокладкою двух по бокам деревянных труб и колодцев на них» [1]. Колодцы эти рекомендовалось«покрывать каменными плитами без железных решеток, так как решетки расхищаются и скоро ломаются. На устройство каменных труб назначена бутовая плита, исключая сводов, которые из кирпича, так как плита дешевле кирпича и прочнее, особенно в земле. По дороговизне каменных труб, по настоящее время проложены только деревянные по два ряда по сторонам»  (рис.4, 5).

На протяжении 1859–61 гг. была переделана вся Гороховая улица. Именно к этому времени и относится интересный документ, найденный в ЦРГА. В рапорте от 21 сентября 1861 г. читаем: «При перестройке Гороховой ул. на выпуклый профиль, от Красного моста до Адмиралтейской пл. и вскрытии каменной трубы ..., в которую имеют сток как проложенные по Гороховой ул., так и выходящие с Невского пр. и Вознесенской ул., ... оказалось, что приемная вдоль площади труба наполнена водою, имеющею весьма слабое течение к стороне Исаакиевского собора. При исследовании причин подпора воды найдено, что каменная труба ... продолжена деревянною трубою, для которой выше на 12 верш. (0,53 м) и ... в закрытом колодце она впадает в городскую деревянную трубу, имеющую крайний исток в Крюков канал, выходящий из-под Конногвардейского бульвара и поливающийся в Неву. Т.к. труба вдоль площади имеет весьма важное значение, принимая трубы от трех главных улиц, и от неимения из ней надлежащего истока, происходило прошлой весной затопление подвалов Главного штаба и застой воды на самом Невском пр., то необходимо для отвращения всего этого высоко лежащую трубу протяжением 72 сажени (153,4 м) понизить, проложив вместо старой ветхой новую деревянную с тремя колодцами» [9]. 

В октябре 1861 года поступило следующее распоряжение: «Немедленно произвести перестройку деревянных подземных водосточных труб..., проложив вместо старой ветхой новую деревянную с тремя колодцами». 16 октября 1861 года к работам было «приступлено», а уже 1 ноября 1861 года работы были окончены. Этот небольшой документ дает обширную информацию по многим вопросам.

Во-первых, были установлены причины затопления подвалов Главного штаба и застоев воды на Невском проспекте. Было выяснено, что труба, собирающая воду от трех главных магистралей города – Невского проспекта, Гороховой улицы и Вознесенского проспекта – оказалась ниже трубы, проходящей под Конногвардейским бульваром и имеющей исток вдоль Петровской площади (ныне площадь Декабристов). Во-вторых, он дает четкое представление о схеме канализования центральной части города. В-третьих, он дает понять, что никакой общей схемы канализации этой части города не существовало и только посредством вскрытий удалось узнать направление стока воды с трех главных магистралей города. В-четвертых, не был известен материал труб, отметки их заложения и состояние. В-пятых, трубы были частично каменные, частично деревянные, и замена труб в центральной части города производилась также на деревянные трубы и колодцы, как указывалось в «правительственном чертеже». В-шестых, интересно, что в районе Дворцовой площади была каменная труба, которая переходила в деревянную в районе Невского проспекта. И труба была «ветхая», т.е. возраст ее мог относиться к XVIII в. Кроме того, этот документ показывает, как оперативно принимались решения при перекладке сетей.

С этого времени началась повсеместная переделка улиц на «выпуклый профиль» под руководством учрежденной «городской комиссии по устройству в Петербурге мостовых и труб для отвода нечистот». Предлагаются типовые решения устройства уличных колодцев (рис.6, 7, 8).

рис 6, 7, 8

 В 1861 году Санкт-Петербургской Городской думой был сделан «решительный шаг к изменению содержания в городе сточных труб и мостовых». «Натуральная повинность» была заменена денежным сбором, поступавшим в казну. Распоряжаться этими средствами должен был созданный при Думе хозяйственный комитет. То есть именно с этого времени к городскому хозяйству стало относиться «устройство сточных труб и мостовых, осушение почвы, очищения воздуха, от которых зависит общественное здравие» [3].

Внутридомовые стоки и нечистоты, получаемые от санитарных приборов, используемых в домах (умывальники, ванные, кухонные раковины и др.), выносились в специально отведенные для их сбора места. Домовые уборные устраивались или во дворах по типу отхожих мест, или холодного типа в пристройках к зданиям и в лестничных клетках, и только в благоустроенных домах для них отводились теплые помещения. Для приема стоков от уборных отрывались в земле выгребные колодцы с обделкою их стен деревом или камнем. Очистка выгребов входила в обязанности хозяина дома.

Водостоки же в городе строились первоначально только для отвода атмосферных вод (рис.9). В 1818 году делается попытка осуществить вдоль Фонтанки строительство закрытого канала для сбора и стока нечистот, но из-за недостатка средств это строительство не было доведено до конца.

рис 9

 

В поисках наиболее простого, удобного и экономичного способа удаления нечистот домовладельцы нередко стали самовольно присоединять дворовые выгребные колодцы к уличным водостокам и спускать нечистоты в реки и каналы города. Это привело к массовому загрязнению водоемов города.

Интенсивное загрязнение рек и каналов и одновременное засорение уличных водостоков вынудили правительство издать в 1845 году закон, запрещающий присоединять дворовые выгреба к уличным трубопроводам. Однако закон этот в жизнь твердо не проводился, и самовольное присоединение выгребов к уличным водостокам продолжалось. Подобный способ канализования домовладений стал типичным для петербургской канализации.

В результате создалось положение, полностью противоречащее элементарным санитарным и техническим требованиям, предъявляемым к канализации. Количество выпусков уличной канализации в реки и каналы увеличилось настолько, что фактически превратило их в открытые канализационные коллекторы.

Именно к 60-м годам XIX века стал внимательно изучаться и анализироваться отечественный и международный опыт по вопросам устройства систем водоотведения, очистки сточных вод, загрязнения рек и водоемов, а также грунтов и грунтовых вод и их влияния на организм людей и их здоровье. Публикуется много статей по этому вопросу. В журнале Главного управления путей сообщения и публичных зданий за 1861 и 1862 гг. публикуются сразу две большие обзорные статьи А.Васильева и А.Штукенберга, посвященные истории строительства Петербурга, где особое внимание уделяется истории водоотведения города, проектам отвода сточных вод и устройства мостовых, а также предложениям по преобразованию содержания улиц Санкт-Петербурга на основе опыта европейских стран с анализом всех существовавших на тот момент инженерных решений.

Некоторые статистические данные:

По материалам комитета городских строений «всех подземных труб проведено было по 1 января 1836 года 47 483 сажени (101,3 км) и в два года еще прибавилось 1000 сажен (2134 м)». Интересно отметить, что в 1834 году длина водосточных каналов в Санкт-Петербурге была в два раза больше (95,5 км), чем в Париже (45 км). Однако в дальнейшем строительство водостоков в Париже осуществлялось более интенсивно, чем в Петербурге. В 1861 году в Санкт-Петербурге насчитывалось «54 650 (116,6 км) сажен деревянных подземных труб, при них 260 колодцев; 4600 (9,8 км) погонных сажен каменных труб, при них 260 колодцев и 260 очистительных колодцев». В Париже к этому времени длина сточных труб была 65 000 погонных сажен (138 км), а чистка производилась 2 раза в неделю! Причем за один день промывалось водою более 30 км сетей!

В Петербурге очистка стоила около 20 тыс. рублей в год, т.е. 33 копейки за сажень, а в Париже – 53 коп. за сажень, но при этом «трубы содержатся до такой степени чистоты, что по ним можно всегда проходить безопасно и беспрепятственно в отношении зловонья» [3].

Данные о площади городов и количестве жителей

Показатель

Париж

Санкт-Петербург

Общая площать города, квадратных саженях

7 219 000

До 8 000 000

Количество жителей

1 100 000

520 000

Количество домов

29 526

9000

Наибольший ежедневный проезд, лошадей

11 000

6000

 

Продолжение следует

 

Литература

1. И.Георги. Описание Российского столичнаго города С-Петербурга, 1794.

2. А.Штукенберг. Санкт-Петербург в строительном отношении. Журнал главного управления путей сообщения и публичных зданий, т.37, 1862.

3. А.Васильев. Материалы для проекта сточных труб и мостовых в городах и преимущественно в г. С-Петербурге. Журнал главного управления путей сообщения и публичных зданий, т.37, 1862.

4. В.Линдлей. Водостоки столичного г. Санкт-Петербурга сэра Вильяма Линдлея. Проект на устройство водостоков на пространстве между р. Б.Невою и Обводным каналом. Пояснительная записка. 1884.

5. В.Е.Тимонов. Водоснабжение и водостоки. СПб., 1899.

6. Л.П.Шишко. Проект канализации г. Санкт-Петербурга. 1913 г. Пояснительная записка, ч. 1.

7. Основания и фундаменты. Составитель В.Карлович. 1869.

8. Пояснительная записка к проекту канализации г. Петрограда, 1916.

9. РГИА ф. 921, оп. 91, д. 305, л.л. 1-2, 6-8.

10. Эрмитаж. История строительства и архитектура зданий. Л.: Стройиздат. 1989.

11. Отведение и очистка сточных вод Санкт-Петербурга. СПб: Стройиздат, 1999.

12. Санкт-Петербург – Петроград – Ленинград. Энциклопедический справочник. БРЭ, 1992.

 

А. А.Штукенберг – с 1857 г. возглавлял городские работы Петербурга, член особого комитета о мостовых, учрежденного в 1856 г., автор многочисленных исследований и публикаций об истории строительства Санкт-Петербурга и предложений по улучшению водоотведения города.

В.Е.Тимонов – профессор института путей сообщения имп. Александра I, член медицинского Совета Министерства Внутренних Дел, Почетный член Генеральной Ассоциации Муниципальных Техников и Гигиенистов Франции, Бельгии, Швейцарии и т.д. Руководил разработкой различных проектов канализации, участвовал в рассмотрении и оценке различных проектов канализации и всемирного конкурса 1901 г., участвовал в постройке нового водопровода для г. Царское Село и Павловск, был членом Высочайше Учрежденной комиссии по улучшению санитарных условий г. Царское Село.

Вильям Линдлей – Английский инженер, составил первый технически правильный проект канализации Санкт-Петербурга с учетом всех местных условий и расположения города, для разработки которого впервые в истории Санкт-Петербурга были пробурены 46 скважин в различных частях города для исследования грунтов и положения грунтовых вод. К сожалению, проект этот не был осуществлен, но во всех остальных проектах на протяжении многих лет использовались исходные данные этого проекта.

Л.П.Шишко –  проанализировал в пояснительной записке к проекту канализации Санкт-Петербурга 1913 г. все представленные наиболее значительные проекты за предыдущие 40 лет.

В.Карлович – адъюнкт-профессор Николаевской инженерной Академии, инженер-полковник, автор наиболее полной книги по основаниям и фундаментам, которая являлась учебным пособием по этим вопросам на протяжении многих десятилетий.

         


 

ЖУРНАЛ ПОЛИМЕРНЫЕ ТРУБЫ - УКРАИНА